Разделы сайта
Если Вам понравился наш проект, Вы можете установить нашу кнопку на свой сайт, форум или блог.
 
Новых сообщений нет...
 
Мы в социальных сетях
 
 
 
 

Участие фашистской Румынии в агрессии против СССР

Главная » Участие фашистской Румынии в агрессии против СССР

 

Внимание! Данная книга предназначена ТОЛЬКО ДЛЯ ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫХ целей. Просматривая или скачивая данную книгу, Вы тем самым обязуетесь забыть или удалить ее сразу после просмотра и не позднее, чем через 1 день, после ознакомления.
Мы настоятельно рекомендуем Вам приобрести лицензионные книги в издательствах или в книжных магазинах!

Участие фашистской Румынии в агрессии против СССР

АКАДЕМИЯ НАУК МОЛДАВСКОЙ ССР
Институт истории

И. Э. ЛЕВИТ
УЧАСТИЕ ФАШИСТСКОЙ РУМЫНИИ В АГРЕССИИ ПРОТИВ СССР

Истоки, планы, реализация (1 .IX 1939—19.XI 1942)
Ответственный редактор доктор исторических наук

Я. И. ЛЕБЕДЕВ
КИШИНЕВ «ШТИИНЦА» 1981

 

Рецензирована и рекомендована к печати доктором исторических наук А. В. АНТОСЯКОМ

Работа представляет собой многоплановое комплексное исследование политики фашистской Румынии в отношении СССР. Она охватывает и внутриполитические, и внешнеполитические, и социально-экономические, п военно-политические ее аспекты.

На богатом фактическом материале раскрыты причины участия фашистской Румынии в войне против СССР, истоки аннексионистской политики ее правящих кругов, освещаются участие румынской армии в военных действиях на советско-германском фронте, отношение румынского народа, различных классов и партий к войне. Обстоятельно рассматриваются оккупационная политика диктатуры Антонеску и борьба советских людей против иноземных захватчиков.

Работа рассчитана на исследователей, занимающихся историей второй мировой войны, преподавателей истории вузов и средних школ, студентов, пропагандистов.
© Издательство «Штиинца», 1981

 

ВВЕДЕНИЕ

1. Историография проблемы.

Задачи исследования. Источники

Более трети века прошло с того исторического дня, когда отзвучали последние залпы второй мировой войны. Чем дальше река времени уносит нас от славного дня Победы, тем полнее и ярче предстает перед нами величие подвига советского народа, который вынес на своих плечах главную тяжесть борьбы с гитлеровской Германией и ее союзниками, не только отстоял свободу и независимость своей Родины, но и спас от фашистского рабства народы мира.

Порожденная империализмом и развязанная немецко-фашистскими агрессорами вторая мировая война по своему размаху и напряжению, по концентрации сил и боевой техники, колоссальным человеческим жертвам и разрушениям превзошла все войны прошлого. Особенно большие материальные и людские потери понесли народы СССР.

В то же время вторая мировая война, как и первая, необычайно ускорила ход общественного развития. «Разгром фашистской Германии — оплота империализма, — говорил Л. И. Брежнев, — во многом предопределил послевоенное развитие мира. Эта победа стала исходным пунктом для нового могучего революционного подъема, который привел к краху капитализма в целом ряде стран Запада и Востока. Эта победа положила начало глубоким изменениям в мировой политике, экономике, идеологии, в сознании миллионов людей»[1].

Исходя из сказанного, понятен живой интерес, проявляемый широкой общественностью у нас в стране и за рубежом к этому событию мировой истории. Глубокое изучение и правдивое освещение истории второй мировой войны, ее последствий, несмотря на обилие изданной литературы по этой проблеме, остаются одной из актуальнейших задач советской исторической науки.

Актуальность исследования сложнейших процессов, связанных с возникновением, ходом и итогами второй мировой войны, обусловлена не только потребностями самой исторической науки, призванной раскрывать закономерности общественного развития, но и той идеологической борьбой, которая вот уже более сорока лет не утихает вокруг этих вопросов.

Война, как известно, не завершилась так, как об этом мечтали империалисты. Ее «тоги, изменения, происшедшие в мире в результате крушения фашизма, и сегодня вызывают раздражение и злобу в лагере реакции. Стараясь всеми силами очернить Советский Союз, чей авторитет в результате разгрома фашизма неизмеримо возрос во всем мире, многие буржуазные авторы с тенденциозных позиций трактуют причины и характер второй мировой войны, описывают ее развитие, представляют мотивы, обусловившие участие той или иной страны в войне.

Стараясь вбить клин между странами социалистического содружества, буржуазная историография в ложном свете изображает политику СССР в отношении государств Центральной и Юго-Восточной Европы накануне и в период второй мировой войны. Вместе с тем делаются попытки обелить политику великих империалистических держав и их младших партнеров по блокам, скрыть ее антисоветскую направленность, косвенно, а нередко и прямо оправдать агрессию гитлеровской Германии и ее союзников против СССР, а также их политику на оккупированной советской территории. Это, в частности, наглядно выступает и при освещении буржуазными авторами политики королевской Румынии в отношении Советского Союза, условно названной нами восточной политикой. Употребляя этот термин, мы учитываем, что в годы диктатуры Антонеску Румыния была сателлитом гитлеровской Германии и в значительной мере действовала в рамках ее восточной политики.

На многочисленные вопросы, связанные с восточной политикой королевской Румынии накануне л в годы второй мировой войны, марксистская и буржуазная историографии дают разные, чаще всего диаметрально противоположные ответы. Да и в самой буржуазной историографии в зависимости от политических целей авторов высказываются по ним различные точки зрения. Авторство тех или иных концепций нередко принадлежит не профессиональным историкам, а буржуазным, политикам, которые по горячим следам событий, стараясь обосновать или оправдать свою деятельность, торопились утвердить в литературе выгодное им толкование фактов. Так, уже спустя две-три недели после разрешения в конце июня 1940 г. советско-румынского конфликта по вопросу о Бессарабии и Северной Буковине появилась небольшая по объему брошюра ушедшего в отставку в первых числах июля того же года румынского премьер-министра Г. Татареску, в которой в искаженном виде представлена восточная политика королевской Румынии. По словам автора, политика Румынии в отношении Советского Союза «не составляла исключения» из общих норм румынской внешней политики в период между двумя мировыми войнами и якобы была направлена «на установление дружественных отношений со всеми соседями». Если таковые не сложились с восточным соседом, то вина, считает Татареску, всецело падает на Советское правительство, которое отказывалось от признания за Румынией Бессарабии, а в начале второй мировой войны не было заинтересовано в дружбе с Румынией[2]. Татареску замалчивает личный вклад в срыв советско-румынских переговоров по поводу заключения договора о дружбе и взаимопомощи между двумя странами в 1935—1936 гг., свое стремление в конце 1939—начале 1940 г. придать отношениям королевской Румынии с державами Запада антисоветскую направленность. Бывший премьер-министр рекомендовал пришедшим. ему на смену правителям страны «ускорить процесс приспособления Румынии чк новому европейскому порядку»3, что в тогдашней обстановке означало ориентироваться на фашистскую Германию.

Ввергнув страну в пучину антисоветской войны, правящие круги фашистской Румынии «обосновывали» участие румынской армии в грабительском походе Гитлера выполнением «исторической» миссии «освобождения» Бессарабии и Северной Буковины. Этот «довод» и поныне выставляется буржуазной литературой, издаваемой на Западе, в качестве основной причины участия фашистской Румынии в войне против СССР. И хотя фашистская печать военных лет немало писала о притязаниях Румынии и на другие советские территории, о классовых целях государств гитлеровского блока в войне против СССР, современные буржуазные авторы, за малым исключением, предпочитают не упоминать об этом.

Тон в упомянутых вопросах задавали в послевоенные годы бывшие румынские буржуазные политические деятели, проживавшие в странах Запада в качестве эмигрантов. Их научные «труды» и мемуары издавались большими тиражами на разных языках. Например, книга ныне покойного бывшего министра иностранных дел Румынии Г. Гафенку «Предыстория войны на Востоке»[3] была издана в течение двух лет на французском, немецком и английском языках. И по сей день на эту и на вторую его книгу «Последние дни Европы»[4] часто ссылаются, как на неоспоримый авторитет в освещении внешней политики Румынии и советско-румынских отношений накануне и в начальный период второй мировой войны. В первой из указанных книг Гафенку имеется специальный раздел «Румыния и СССР». Автор считает, что его страна, будучи географически расположена между Германией и Советским Союзом, практически не могла оставаться вне войны. То, что королевская Румыния оказалась все же союзницей Германии, Гафенку ставит в внну Советскому Союзу. Его мысль сводится к тому, что якобы нота Советского правительства от 26 июня 1940 г. «бросила

Румынию в лагерь будущих противников СССР»[5]. Тенденциозность бывшего министра иностранных дел проявляется >и в том, что он замалчивает многие 'известные ему факты антисоветской деятельности румынской дипломатии, а также личную поддержку внешнеполитического курса диктатуры Антонеску.

В духе Гафенку выдержаны и «труды» бывшего генерального секретаря МИД (1938—1940) и посланника Бухареста в Турции (1943—1946) А. Крецяну. В 1950 г. в связи с 10-летием, разрешения советско-румынского конфликта по вопросу о Бессарабии и Северной Буковине Крецяну выступил со статьей[6], весь смысл которой заключался в том, чтобы продемонстрировать «жестокость советского ультиматума», предъявленного Румынии в конце июня 1940 г. Этот «ультиматум» будто бы и предопределил дальнейшую политику Румынии в отношении СССР, которая до этого якобы была миролюбивой. Одну из своих работ Крецяну лицемерно назвал «Мирная политика Румынии в отношении Советского Союза»[7].

Ложно освещая историю советско-румынских отношений и суть конфликта между двумя странами, Крецяну старается внушить читателям, что единственной причиной участия королевской Румынии в войне против СССР явилось желание «возвратить» себе Бессарабию и Северную Буковину. Крецяну делает вид, что он не помнит откровенных заявлений тогдашних фашистских правителей страны, не говоря уже о высказываниях буржуазной прессы, особенно в период временных успехов фашистских войск, когда их победа уже казалась близка, о тОхМ, что главной целью в войне против СССР явилось уничтожение коммунизма, якобы угрожающего «цивилизации» и «культуре». Забывает Крецяну и открытые призывы воинственной фашистской печати об установлении восточной границы «Великой Румынии» на Буге, Днепре и далее.

Оправдывая политику диктатуры Антонеску, Крецяну пишет, что «...нельзя себе представить, чтобы другое румынское правительство, даже избранное народом, могло бы принять иное решение»[8]. Этим бывший генеральный секретарь МИД как бы подчеркивает, что решение Антонеску об участии в войне против СССР отражало, по крайней мере на ее начальном этапе, чуть ли не волю всего румынского народа. Ошибку Антонеску он усматривает лишь в тОхМ, что тот не прислушивался к советам «руководителей двух румынских великих демократических партий», т. е. лидеров нацио- нал-царанистекой (НЦП) и национал-либеральной (НЛП) партий Ю. Маниу и Д. Брэтиану, которые якобы рекомендовали ему остановиться та Днестре. Все, считает Крецяну, могло кончиться благополучно для буржуазной Румынии, если бы в свое время был принят «балканский вариант» открытия второго фронта, предложенный Черчиллем. «Западные страны, — пишет упомянутый румынский дипломат, — не поняли своего долга в этой части Европы», и винит он в этом в первую очередь тогдашнего президента США Ф. Рузвельта и его советников, «систематически отклонявших этот план»[9].

Явная попытка обелить политику И. Антонеску и возвеличить его как государственного деятеля предпринята в книге «Мемориал Антонеску, третьему человеку оси»[10]. В изображении автора (некоторые исследователи считают им Георге Барбула — бывшего личного секретаря румынского вице-премьера Михая Антонеску) И. Антонеску вначале пытался вести независимую от Германии политику и даже заключить пакт о ненападении с СССР. Если этого не случилось и, более того, в Румынию под видом инструкторов в октябре 1940 г. вступили войска вермахта, то во всем виноват бывший премьер И. Джигурту, предшественник кондукэтора (т. е. румынского фюрера, как именовали И. Антонеску), который официально пригласил гитлеровцев. Как пишет Барбул, с одной стороны, «это приглашение обратно нельзя было взять». «С другой стороны, — продолжает он, — риск, что противники генерала (Антонеску. — И. Л.) обвинят его в двойной игре, чтобы очернить его в глазах немцев, заставил его быть бднтельным»[11]. Эти рассуждения, конечно, ничего общего с действительностью не имели.

Здесь уместно сказать, что тенденция изобразить И. Антонеску союзником Гитлера «поневоле», вынужденным пойти на союз с Германией, прослеживается не только у румынских буржуазных авторов. Так, западногерманский автор Герман Вебер в книге «Буковина во второй мировой войне» пишет: «После территориальных потерь 1940 года Румыния под руководством генерала Антонеску увидела единственный шанс обеспечить и сохранить свои территориальные владения в покорном следовании за Германией»[12].

Примерно в таком же духе трактуют причины, побудившие правителей королевской Румынии пойти на союз с Германией, западногерманские авторы монографии «История второй мировой войны». Они подчеркивают, что после событий лета 1940 г. Румыния «начала ориентироваться на Германию, как на самую сильную в 1940 г. державу». В отличие, однако, от других своих коллег по профессии, которые причины участия Румынии в войне против СССР сводят к ее желанию «восстановить» свою власть над Бессарабией и Северной Буковиной, авторы «Истории второй мировой войны» признают, что Антонеску «...мечтал... также о распространении власти Румынии на русские земли между Днестром, и Бугом...»[13].

Среди румынских эмигрантов следует выделить группу ярых сторонников гитлеровской Германии, которые и поныне прославляют тогдашний фашистский режим. Их по праву можно назвать «бешеными» о г историографии, они открыто провозглашают антисоветские цели своих опусов, факты и события второй мировой войны толкуют совершенно произвольно, поскольку рассматривают их лишь как материал для антикоммунистической и антисоветской пропаганды.

К такого рода деятелям относится бывший румынский генерал П. Кирноагэ, автор книги «Политическая и военная история войны Румынии против Советской

России», изданной в Мадриде, где во время франкистского режима свили гнездо бежавшие из своей страны румынские фашисты. Уже во «Введении» Кирноагэ открыто провозглашает антисоветские цели своего опуса. Он посвящает его «румынским воинам», которые в годы второй мировой войны «сражались против Советской России». Союз западных держав с СССР битый генерал объявляет «аморальным в основе своей»[14].

В объяснении причин вступления Румынии в войну против СССР Кирноагэ придерживается общей концепции румынской буржуазной историографии. В специальной главе — «Почему Румыния вступила в войну вместе с Германией?» — он, как и другие авторы-эмигранты, связывает это в первую очередь с .вопросом о Бессарабии и Северной Буковине. В тот период, пишет Кирноагэ, для Румынии «единственно возможным выходом было идти рядом с Германией против Советской России». В изображении фашистского генерала, никаких других притязаний на советские территории у Румынии не было, и Антонеску «категорически отказался» от сделанного ему якобы предложения взамен потерянной Северной Трансильвании получить советскую территорию между Днестром и Бугом, так называемую «Транснистрию»[15]. В силу этого «коренное отличие» между целями в войне Германии и Румынии, по мнению Кирноагэ, заключалось в том, что первая «стремилась к расширению своей территории в ущерб другим народам», в то время как у второй якобы таких целей не было, она вела «оборонительную войну»[16]. Но в то же время Кирноагэ признает, что у гитлеровской Германии и фашистской Румынии в войне против СССР были и общие цели, притом одна главная — «ликвидация коммунизма». Именно это, заявляет он, «придало войне против СССР характер крестового похода, став первостепенной задачей». Кирноагэ не без гордости пишет, что его страна была самой «преданной союзницей» Германии, и негодует по поводу того, что президент США Рузвельт и даже английский премьер

Черчилль якобы «до конца так и не поняли», что «ликвидация коммунизма — дело не только двух наций — германской и румынской, а всего западного и христианского мира». С особым неодобрением произносит он имя Рузвельта, который, мол, «сделал все возможное, чтобы услужить Сталину»[17].

Фашистский генерал клеймит короля Михая и «оппозицию» за предательство, а И. Антонеску представляет как национального героя, называет его «великим патриотом». Он лишь сожалеет по поводу того, что румынский «фюрер» порвал с легионерами, и расценивает это как «страшную ошибку, допущенную Антонеску во внутренней политике». Легионеры, мол, обеспечили бы Антонеску «связь с нацией», без них же он «остался одиноким». «С легионерами у власти, — рассуждает Кирноагэ, — он имел бы крепкую поддержку внутри страны. Неприглядный поступок короля и оппозиции 23 августа 1944 г. не имел бы место, и сам он (И. Антойеску. — И. Л.) не был бы отдан русским. Страна получила бы настоящее перемирие, и другая была бы у нее судьба...»19.

Никаких уроков из минувшей войны не извлек для себя и фашист М. Стурдза, бывший министр иностранных дел в военно-лелионерском правительстве Румынии (сентябрь 1940—январь 1941 г.). Свои мемуары, изданные в США, Стурдза назвал «Конец Европы»[18]. В предисловии он прямо говорит, что всю жизнь боролся с коммунизмом и книгу пишет, чтобы «другие учли уроки истории» в плане борьбы с «им.

Бывший дипломат, так и не разобравшись в сути международной обстановки после прихода гитлеровцев к власти, клеймит тогдашних румынских правителей за отказ принять предложенные Германией «гарантии румынских границ». По их вине якобы не оформился союз Германии, Польши и Румынии, что позволило бы «создать такую концентрацию сил, при которой коммунистическая Россия потерпела бы поражение...»2'.

События, связанные с освобождением Красной Армией Бессарабии и Северной Буковины в 1940 г., Стурдза интерпретирует так же, как Кирноагэ. Позицию Германии в данном вопросе, которая «санкционировала» этот акт, он объясняет «антинемецкой политикой» Румынии: мол, если бы до войны Румыния поддерживала хорошие отношения с Германией, не пришлось бы покинуть Бессарабию и Северную Буковину. Стурдза негодует по поводу того, что король Кароль II и его «коварные советчики» без войны уступили Бессарабию и Северную Буковину. Румынские войска, хотя и вооруженные устаревшим оружием, якобы только и ждали приказа вступить в бой.

Стурдза считает, что венский «арбитраж» конца августа 1940 г., в результате которого волею Гитлера и Муссолини Румыния потеряла Северную Трансильванпю, явился «несчастным эпизодом политического безумия, пагубного для всех, включая Венгрию», в том смысле, что он не способствовал сплочению антисоветской коалиции. В то же время принятие Румынией в ходе «арбитража» итало-германских гарантий и последовавшее за этим вступление германских войск в Румынию рассхматриваются им как величайшее благо для его страны. Он даже сожалеет, что на первых порах по просьбе правительства, членом которого он был, гитлеровцы прислали не 4—5, а только «около трех танковых соединений».

В ложное освещение советско-румынских отношений большую лепту внесли и авторы книги «Аспекты русско-румынских отношений. Ретроспекции и ориентации», выпущенной в 1967 г. в Париже[19]. Они утверждают, что якобы, не будь у Румынии территориальных претензий к СССР, она «имела бы возможность остаться нейтральной в русско-германском конфликте 1941 г.» Данная интерпретация, естественно, исключает наличие в военно-политических акциях правящих кругов фашистской Румынии антисоветской направленности. Именно такая тенденция прослеживается при изложении всей истории советско-румынских отношений. Вопреки известным фактам авторы «Аспектов...» заявляют, что Румыния после победы Октября «не участвовала в войне против Советской власти» и с самого начала заняла позицию «невмешательства во внутренние дела России»[20]. Признав, что Румыния проводила политику «санитарного кордона», авторы упомянутой антирусской и антисоветской книги сводят суть этой политики к безобидному отказу королевской Румынии признать Советский Союз и установить с ним дипломатические •отношения до получения согласия правительства СССР на акт отторжения Бессарабии. Вся направленность книги — представить Россию, а затем и Советский Союз как извечных врагов Дунайских княжеств и Румынии, оправдать участие фашистской Румынии в антисоветской войне.

Страницы:   1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28  Далее


 





Нераскрытые тайны: Кавалерия против танков

06.11.2013 Правда ли, что репрессии 1930-х годов среди высшего командного состава привели к тому, что в Красной Армии остались только "безграмотные" кавалеристы вроде Климента Ворошилова и Семена Буденного? Действительно ли именно это стало причиной страшных поражений Советского Союза в начале Великой Отечественной войны? Этот стереотип до сих пор популярен.

Как фальсифицируют историю войны

06.11.2013 Каждый год отмечаются очередные годовщины Великой Победы над нацистской Германией и юбилеи крупнейших битв и сражений Великой Отечественной. Проходят маршем войска, выпивают положенное совсем уже немногочисленные ветераны, выжившие в боях, пережившие годы перестройки и российской демократизации. И пользуясь благоприятной возможностью, спешат высказаться по поводу и без повода исторические мифологи

 
 
 
Ваша помощь
WMR: 661921492594
WMZ: 650765735196
WME: 632996492535
Яндекс-деньги: 41001172997641

Представителей организаций и частных лиц, готовых поддержать развитие проекта иными способами, просим писать на адрес support@theunknownwar.ru

Мы ценим любую вашу помощь. Спасибо вам.
 
 
Иван Яковлевич А. Гитлер Первая дама Германии Н. Никулин Первые послевоенные годы Пехотинцы Орден Суворова Комментарии к книге Недостающее звено Пожидаев Николай Степанович Коммент Сталинград Муссолини исторические фальсификации В.Н. Швед Фальсификация Песни Великой Отечественной Войны Тибетский секрет Сыров Данила Матвеевич Документальный Москаленко Евгений Васильевич битва за Маньчжурию fordson wot8 Поиск ветерана ВОВ Салих Хакимуллович Ленинград Михаил Александрович Освобождение Украины Брест-Литовское предательство Итоги ВОВ Поиск Яндекс Нодар Джин Третий рейх специальный выпуск Малиновский Владимир Вишневецкий 1943 Пономаренко p.o. Ввод советских войск в Иран в 1941 году Пузиков Михаил Иванович Кинохроника Великой Отечественной войны Каримов Бельский район Василий Ефимович Праздничный парад Сражения в ВОВ Британская разведывательно–диверсионная служба интересные факты великой отечественной войны Георгий Андреевич День Победы в других странах Поиск на сайте Оксикбаев Сарсембай Иван Порфирович Гитлеровцы Адреса издательств Воспоминания Бенно Цизера История одного авиаполка История Жерников Демьян Подъем